Дело Олега Сорокина: в Нижнем Новгороде судят жертву покушения и оперов, раскрывших преступление

В Нижнем Новгороде идет суд по уголовному делу, в качестве обвиняемых по которому проходят бывший глава города Олег Сорокин, а также двое отставных офицеров МВД. В далеком 2003 году на Сорокина было совершено покушение: машину молодого в ту пору бизнесмена изрешетили из автомата. Сам Сорокин был доставлен в больницу с тремя пулевыми ранениями, а представители власти и общественность стали требовать от милиции раскрытия громкого преступления.

В апреле 2004 года правоохранительные органы получили сведения, что охранник бизнесмена и на тот момент вице-спикера регионального Заксобрания Михаила Дикина некий Александр Новоселов владеет информацией о причастности своего шефа к покушению на Сорокина. Однако, как говорится в зачитанном на суде обвинительном заключении, Новоселов намеревался скрыть данную информацию от следствия. С учетом этого полковник Воронин, как считает гособвинение, решил организовать оказание давления на Новоселова, чтобы получить скрываемую тем информацию. Целью Воронина было добиться получение информации о лицах, причастных к посягательству на жизнь Сорокина, и раскрыть это преступление. Для этого Воронин решил создать обстановку, в которой Новоселов был бы вынужден сообщить все известные ему сведения.

План сработал, и в результате должным образом оформленного оперативного эксперимента Новоселов рассказал, что ему было известно. Потянув за эту ниточку, сыщики размотали клубок, и в результате Михаил Дикин и его брат Александр, сам офицер милиции, были признаны виновными в организации покушения на Сорокина, осуждены и отбыли длительные сроки заключения. Опера получили поощрения, а общественное мнение с одобрением встретило успех правоохранителей. Олег Сорокин не сломался, продолжил развивать бизнес, созданная им организация строила жилые микрорайоны и современные торговые центры, а сам он стал сначала депутатом городской думы, а затем и главой города.

А что же Новоселов? Он заявил, что его похитили и добились показаний угрозами и психологическими пытками. На протяжении тринадцати лет прокуратура отказывала в возбуждении уголовного дела по изложенным им фактам, однако в 2017 году дело возбудили, и сегодня уже Новоселов признан потерпевшим, а Воронин и Маркеев на скамье подсудимых и обвиняются в похищении Новоселова и превышении полномочий. Сорокину, который превратился из жертвы покушения в обвиняемого, инкриминируется пособничество и соучастие в данных правонарушениях.

Сами подсудимые и их адвокаты заявили, что им непонятно обвинение.

– Я не понимаю, почему обвиняюсь в похищении человека, – сказал Сорокин. – Я был жертвой покушения на убийство. Это покушение на убийство расследовалось, и я выполнял указания сотрудников правоохранительных органов при расследовании уголовного дела. Я точно знаю, что в результате действий сотрудников милиции были установлены и осуждены опасные преступники, которые организовали покушение на меня. Я не понимаю, по какой причине государственный обвинитель через 14 лет считает мои законные действия – помощь расследованию, выполнение указаний сотрудников милиции – преступлением. Из обвинения создается впечатление, что и прокуратура это не до конца понимает, хотя бы потому, что моим «преступным мотивом» называется желание узнать организаторов покушения на убийство. Но по этой логике любой потерпевший имеет преступный мотив. Такое обвинение в принципе противоречит целям правосудия и делает рискованной для граждан помощь правоохранительным органам.

– Я Новоселова не похищал, никуда не перевозил и не удерживал, – заявил Сорокин. Из оглашенного обвинения я не понял, что, когда и при каких обстоятельствах я незаконно, а тем более преступно сделал. Ответов на эти вопросы в оглашенном обвинении нет. Поэтому существо предъявленного обвинения мне непонятно.

Адвокаты также заявили, что обвинение сформулировано таким образом, что невозможно понять его суть.

– Столь неопределенные формулировки обвинения, по нашему мнению, направлены на то, чтобы «доустановить и доработать» его элементы уже непосредственно в суде. Однако основополагающие принципы российского уголовного процесса не допускают подобных действий, поскольку обвиняемому и его защите сразу должно быть понятно, в чем его обвиняют и соответственно от чего он должен защищаться, – считает адвокат Сорокина Дмитрий Кравченко. – Полагаю, что предъявленное обвинение не может быть основанием для рассмотрения уголовного дела в суде.

Несмотря на возражения подсудимых и адвокатов, суд продолжился, и теперь предстоят допросы свидетелей и вызов экспертов.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий